Юрий Чиханчин: «Россия вошла в пятерку лучших по эффективности «антиотмывочных» систем в мире»

Поделиться

Дата публикации: 03.12.2021

Национальный банковский журнал", 3 декабря 2021 года

Юрий ЧИХАНЧИН, Росфинмониторинг: «Россия вошла в пятерку лучших по эффективности «антиотмывочных» систем в мире»

Директор Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин в интервью главному редактору Национального банковского журнала Станиславу Комарову рассказал о том, с какими результатами подошла служба к своему юбилею, как она выстраивает взаимоотношения с финансовыми организациями, как цифровой сервис, разработанный совместно с правоохранительными органами и Академией наук, позволяет анализировать криптотранзакции и в общем потоке трансакций видеть, где скрывается преступление.

NBJ: Юрий Анатольевич, 1 ноября 2021 года Федеральная служба по финансовому мониторингу отметила свое 20-летие. С какими результатами она подошла к своему юбилею? Что бы вы особенно отметили в ее работе?

Ю. ЧИХАНЧИН: Одним из главных результатов 20-летней работы стоит считать формирование национальной системы противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ): от «чёрного» списка Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), в котором Россия оказалась в 2000 году, мы прошли большой путь до одной из самых эффективных в «антиотмывочных» систем в мире.

За эти годы в рамках системы противодействия отмыванию преступных доходов, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения создан целый комплекс «подсистем»:

  • подсистема надзора за исполнением «антиотмывочного» законодательства;
  • подсистема контроля за расходованием бюджетных средств;
  • подсистема управления рисками в области ПОД/ФТ/ФРОМУ;
  • подсистема знаний в этой области;
  • подсистема межведомственного взаимодействия.

Высокая оценка, которую получила Российская Федерация в ходе проверки со стороны ФАТФ в 2019 году, обусловлена целым рядом результатов, наработанных со времени предыдущего раунда, но фундамент для них закладывался с момента создания Росфинмониторинга.

Так, по линии законодательного регулирования было принято более 150 законов, которые были направлены:

  • на имплементацию международных «антиотмывочных» стандартов в российское законодательство;
  • на урегулирование деятельности участников системы ПОД/ФТ;
  • на регулирование порядка использования новых финансовых инструментов.

Одним из главных направлений для нас всегда была и остаётся работа с финансовыми институтами. Совместно с надзорными органами вовлечено в систему более 85 тыс. финансовых институтов, что в 10 раз больше, чем 20 лет назад. Количество секторов тоже увеличилось в 4,5 раза. В целом за этот период удалось поднять уровень законопослушности финансовых организаций вдвое.

Хотелось бы отметить, что формат проверок Росфинмониторинга и других надзорных действий всё больше становится дистанционным (количество камеральных проверок выросло в 27 раз, ими охвачены более 80% субъектов). Взаимодействие с частным сектором сегодня всё больше идет с помощью Личного кабинета поднадзорного субъекта на официальном сайте Росфинмониторинга, что снижает нагрузку на бизнес, а также позволяет нам в период пандемии сохранить достигнутый ранее уровень взаимодействия.

Итогом стало значительное снижение объемов «теневого» сектора. Также стоит отметить и снижение привлекательности услуг подобного рода – главным образом, за счет роста их стоимости (с 1–1,5% до 20%).

Ситуация постоянно меняется, но мы оперативно отслеживаем новые риски и угрозы.

В части противодействия отмыванию наркодоходов во взаимодействии с Государственным антинаркотическим комитетом, Генеральной прокуратурой РФ, МВД России, Следственным комитетом РФ, ЦБ РФ достигнуты хорошие результаты: большинство операций, связанных с расчётами за наркотики, удалось выдавить из банковского сектора. К сожалению, отмечаем, что расчёты ушли в новые технологии, в том числе, криптовалюты.

Нельзя не отметить и результаты работы по линии обеспечения сохранности и целевого использования бюджетных средств. Контроль за расходованием каждого государственного рубля осуществляется финансовой разведкой в рамках системы бюджетного мониторинга, включающей в себя казначейское сопровождение, систему прослеживаемости товарно-денежных потоков, банковское сопровождение и финансовый мониторинг.

В значительной степени повысилась прозрачность процесса исполнения контрактов, отведения недобросовестных исполнителей, а самое главное – обеспечено целевое использование бюджетных средств.

Особая зона внимания – национальные проекты. Совместными усилиями с другими участниками «антиотмывочной» системы существенно снижены риски нецелевого использования средств по нацпроектам «Образование», «Безопасные и качественные автомобильные дороги» и «Здравоохранение». В частности, в рамках проекта «Здравоохранение», в 4 раза сокращён объем участия фирм-однодневок. Оздоровление произошло в таких отраслях, как ЖКХ, ТЭК, АПК.

Наконец, нельзя обойти вниманием результаты работы по линии противодействия финансированию терроризма. Здесь совместно с Национальным антитеррористическим комитетом, ФСБ России, МВД России, Следственным комитетом РФ за последнее время пресечена финансовая деятельность более 15 тысяч террористов, из них порядка 850 – это иностранные граждане.

На сегодняшний день блокируется практически 100 процентов активов всех лиц, имеющих отношение к терроризму. За последние пять лет заморожены активы более чем у двух тысяч человек. Аналогичная работа ведётся во взаимодействии с иностранными подразделениями финансовой разведки и на площадке стран СНГ.

Сегодня в Росфинмониторинге функционирует полноценный Центр оценки рисков, который выходит уже и на международный уровень. В рамках Совета руководителей подразделений финансовой разведки государств – участников Содружества Независимых Государств (СНГ) принято решение о создании Международного центра оценки рисков (МЦОР).

NBJ: Как складывается сотрудничество Росфинмониторинга с кредитными организациями на фоне консолидации и укрупнения банковского сектора, ухода или удаления из него недобросовестных игроков?

Ю. ЧИХАНЧИН: Не секрет, что главный наш инструмент работы – это сообщения, которые Служба получает от финансовых организаций. И сегодня, как никогда, важно выстроить обратную связь с частным сектором – как используются СПО? Были ли они полезны для Росфинмониторинга? И мы стараемся отвечать на эти вопросы.

Для повышения качества информационного потока Службой до кредитных организаций через Личный кабинет ежемесячно доводится «Индекс качества информационного потока» (ИКИП), который оценивает поступающую от них информацию по следующим параметрам:

  • направление ответов на запросы Росфинмониторинга;
  • оперативность и информативность сообщений;
  • наличие отвергнутых (непринятых) сообщений или сообщений, направленных с нарушением установленного срока;
  • информирование Росфинмониторинга о выявленных рисках и типологиях.

В настоящее время ИКИП доводится до порядка 250 кредитных организаций, остальным такую оценку планируем предоставить в декабре 2021 года.

Действенный механизм взаимодействия с частным сектором – Совет комплаенс.

Совет комплаенс это консультативный орган при Межведомственной комиссии по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения. Основная цель его создания – формирование эффективной «обратной связи» с частным сектором по вопросам информационного обмена.

В настоящее время Совет комплаенс объединяет представителей крупнейших финансовых институтов и так называемых установленных нефинансовых предприятий и профессий. Помимо обмена информацией о новых рисках, о выработке критериев подозрительных операций Совет комплаенс занимается вопросами совершенствования СПО, информационного обмена. Такого рода адресное взаимодействие с организациями, которые по сути генерируют основной объём информации,  позволяет влиять на параметры качества информационного потока.

Одним из приоритетных направлений деятельности Совета комплаенс является разработка критериев и моделей финансового поведения преступников в целях повышения эффективности и оперативности выявления операций, сопряжённых с соответствующими рисками.

К примеру, по итогам 1-го полугодия этого года 50 кредитным организациям − членам Совета комплаенс и его региональных подразделений были направлены аналитические обзоры, ориентирующие на улучшение качества информационного потока. В обзоры впервые были включены обезличенные примеры финансовых расследований, инициированных по результатам анализа СПО, поступивших от банков. Финансовые организации в ответных письмах подтверждают высокую востребованность предоставляемой Службой информации и используют её в целях корректировки своих подходов.

NBJ: У Росфинмониторинга налажено тесное взаимодействие с Ассоциацией российских банков, учредителем и партнёром нашего журнала. Как оно происходит на практике?

Ю. ЧИХАНЧИН: Этим взаимоотношениям уже более 20 лет. Они носят долгосрочный и очень доверительный характер. В августе 2007 года между Федеральной службой по финансовому мониторингу и Ассоциацией российских банков было подписано Соглашение о сотрудничестве, ставшее основой для дальнейшего углубления нашего взаимодействия.

Мы каждый год проводим конференции «Актуальные вопросы исполнения кредитными организациями требований российского законодательства по ПОД/ФТ». Прошло уже девятнадцать таких конференций. За прошедшие годы АРБ сделала много предложений по совершенствованию законодательства по ПОД/ФТ. Многие эти предложения были реализованы.

Также АРБ входит в состав Консультативного совета при Межведомственной комиссии по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения.

NBJ: Еще в 2019 году на пленарном заседании ФАТФ российская «антиотмывочная» система была признана одной из лучших. В чем её особенности?

Ю. ЧИХАНЧИН: Наша страна, так же, как другие страны, входящие в ФАТФ, регулярно проходит оценку на соответствие национальной «антиотмывочной» системы международным стандартам. Первые две оценки мы прошли в 2002 и 2003 годах. Сначала вышли из «черного» списка, затем стали полноправным членом Группы. С 2010 года Россия уже стала отчитываться о прогрессе в совершенствовании системы ПОД/ФТ.

В 2019 году, в отличие от предыдущих оценок, анализировалось не только формальное соответствие организационно-правовых основ системы ПОД/ФТ Рекомендациям ФАТФ, но и эффективность их реализации на всех уровнях: в подразделении финансовой разведки, надзорных, правоохранительных и судебных органах, в финансовых и иных подотчётных организациях.

В «пятерку» лучших по эффективности «антиотмывочных» систем в мире Россия вошла по сумме оценок и рейтингов.

Каждая страна уникальна, и перед экспертами всегда стоит непростая задача разобраться в особенностях ее «антиотмывочной» системы, чтобы дать объективную оценку. Сравнивать устройство государства с другими было бы не совсем корректно, важно именно то, насколько хорошо оно работает. В нашем случае – в сферах работы финансовой разведки и организации противодействия финансированию терроризма. На значительном уровне подтверждена оценка по управлению рисками ОД/ФТ, по конфискации преступных доходов, прозрачности деятельности юридических лиц, международному сотрудничеству нам были даны высокие оценки.

NBJ: Вопросы организации мониторинга по контролю за движением бюджетных средств для государства и Росфинмониторинга остаются одними из наиболее важных. Что делается в этом направлении?

Ю. ЧИХАНЧИН: Об этом уже отчасти было сказано выше – с 2015 года Росфинмониторинг осуществляет эту работу. Начинали с государственного оборонного заказа, который, по сути, стал полигоном для испытания механизмов контроля государственных контрактов. В результате принятых мер за это время по ГОЗ количество сомнительных операций по обналичиванию сократилось в 6 раз, использование технических компаний упало почти в 3 раза.

Росфинмониторинг проводит аналитическую работу, начиная с этапа формирования ГОЗ. Уже на этом этапе оценивается риск завышения цены контракта, вместе с ФАС России контролируются конкурсные процедуры.

Сейчас совместно с Промсвязьбанком запускаем пилотный проект – центр оценки рисков в самом банке, который должен повысить не только прозрачность финансовых операций, но и даст возможность лучше узнать своих клиентов.

NBJ: На недавней встрече с Президентом России Владимиром Путиным вы затронули тему создания Международного центра оценки рисков. По вашим словам, на следующий год этот проект будет завершен. Что это за проект?

 

Ю. ЧИХАНЧИН: Международный центр оценки рисков отмывания денег и финансирования терроризма (МЦОР) – это международная технологическая площадка, которая будет способствовать укреплению информационного взаимодействия государств – участников СРПФР СНГ, позволит осуществлять обмен стратегической и тактической информацией, сигнализировать о выявленных рисках ОД/ФТ и принимать совместные меры реагирования.

Необходимость создания МЦОР обусловлена наличием у государств – участников СНГ общих рисков в сфере ОД/ФТ, которые, соответственно, требуют совместных мер реагирования. К таким рискам, в частности, относятся сомнительные транзитные финансовые потоки через страны СНГ, трансграничный наркотрафик, общие пути перемещения иностранных боевиков-террористов, вывод денег на общие иностранные отмывочные площадки.

МЦОР будет напрямую способствовать укреплению информационного взаимодействия финансовых разведок СНГ по вопросам выявления и реагирования на риски ОД/ФТ. Работа по созданию МЦОР проводится в целях обеспечения готовности национальных систем ПОД/ФТ государств – участников СНГ к новым вызовам и угрозам, своевременной выработки совместных мер противодействия.

В рамках его создания предполагается формирование единого информационного и ресурсного пространства для размещения данных, имеющих значение для борьбы с отмыванием доходов и финансированием терроризма. Система будет запущена и доступна для сторон в 2022 году.

NBJ: В этом году в России была проведена первая Международная олимпиада по финансовой безопасности для школьников и студентов. Росфинмониторинг был одним из ключевых организаторов мероприятия. На олимпиаду, помимо участников,  приехали все главы финансовых разведок стран СНГ. Почему, на ваш взгляд, подобные мероприятия вызывают такой интерес у вашей службы и ваших коллег?

Ю. ЧИХАНЧИН: Финансы сегодня играют огромную роль в нашей жизни: в отношениях между людьми и бизнесом, между гражданином и государством, между странами. Поэтому быть финансово грамотным, финансово защищённым так же важно, как знать историю своей Родины.

Финансовая безопасность – это не просто умение защитить собственные деньги от необдуманных действий. Это – личный вклад каждого в безопасность страны, которая является гарантом нашей экономической независимости от остального мира. Именно финансово грамотные люди в большей степени защищены от рисков и непредвиденных ситуаций.

Студенты и школьники, принимая участие в олимпиаде, получают уникальную возможность не только проверить свои знания в этой области, но и обрести новые навыки и новых друзей. Для многих из них это событие – путёвка для поступления в ведущие финансово-экономические вузы нашей страны.

Почему такой интерес у наших зарубежных партнеров? Прежде всего, потому что вся олимпиада проходила на базе вузов – участников Международного сетевого института в сфере ПОД/ФТ (МСИ), в который входит 40 университетов, образовательныхи научных центров в 7 странах, прежде всего, наших партнёров на площадке СНГ. Поддержать своих финалистов в «Сириус» приехали главы финансовых разведок СНГ.

Также, еще на этапе подготовки олимпиада была широко поддержана авторитетными международными структурами: ФАТФ, МАНИВЭЛ, ЕАГ и др.

Планируем развивать проект и дальше. Наша цель – создание единого образовательного, научно-исследовательского, а в перспективе – глобального информационного пространства в сфере финансовой безопасности.

Официальным языком первой Международной олимпиады по финансовой безопасности стал русский язык, однако уже в ближайшей перспективе сделать вторым языком английский. В 2022 году границы олимпиады планируется расширить за пределы постсоветского пространства – за счёт вовлечения Китая и Индии. К 2023 году планируется привлечь к международному олимпийскому движению по финансовой безопасности Ассоциацию бизнес-школ стран БРИКС.

NBJ: Росфинмониторинг совместно с правоохранительными органами и Академией наук разработали цифровой сервис, который позволяет анализировать криптотранзакции. Как этот сервис помогает в общем потоке транзакций увидеть, где есть преступление? Каковы признаки, критерии?

Ю. ЧИХАНЧИН: Существует ряд критериев, которые могут ответить на вопрос о вероятности противоправного использования виртуальных активов в цепочке криптовалютных транзакций:

  • вывод активов на преступные площадки;
  • так называемая «ломка» платежа, когда в какой-то точке сумма транзакции увеличивается – в этом случае возможно и использование «миксеров» для запутывания следов;
  • высокий риск отдельных транзакций, а также контрагентов, вовлеченных в их осуществление.

Так, в 2020 году для анализа операций, проводимых с использованием криптовалюты bitcoin, Росфинмониторингом совместно с Физическим институтом Академии наук им. Лебедева разработан аналитический программный инструмент «Прозрачный блокчейн», принцип работы, возможности и интерфейс которого схожи с аналогичными программами, использующимися в Европе, США и иных странах государственным и частным сектором (Chainalysis, Crystal, Ciphertrace, Elliptic, Titanium). Этот программный инструмент позволяет осуществлять мониторинг и анализ операций с использованием криптовалюты bitcoin.

Одним из успешных примеров использования программного инструмента «Прозрачный блокчейн» успешно проведённое финансовое расследование, в результате которого установлен заказчик резонансного убийства сотрудника правоохранительных органов. Данное убийство организовано финансистом одного из интернет-магазинов, расположенных на международной нелегальной площадке «Hydra». Оплата за убийство произведена криптовалютой bitcoin.

NBJ: Всегда ли расчеты при помощи внутриигровой валюты в компьютерных играх – это спонсирование терроризма? Есть ли здесь какие-то критерии разграничения обычного игрока и террориста?

Ю. ЧИХАНЧИН: Применительно к возможной оплате услуг террористов при помощи внутриигровой валюты, о высоком системном риске говорить, наверное, преждевременно. В большинстве случаев компьютерные игры не связаны с противоправной деятельностью, однако отдельные случаи подобного их использования действительно отмечаются.

Сейчас государственные органы и кредитные организации достаточно эффективно взаимодействуют в вопросах противодействия финансированию терроризма, и перевести денежные средства на противоправные цели становится всё сложнее, что вынуждает преступников прибегать к альтернативным способам денежных переводов (например, под видом покупки «игрока» или «оружия» в компьютерной игре).

Разграничить обычного игрока и террориста – не такая простая задача. В настоящее время модель поведения лиц, осуществляющих платежи через участие в компьютерных играх, требует дополнительного изучения, и мы этим активно занимаемся совместно с коллегами из других ведомств.

Поскольку общие каналы, посредством которых ранее проходили операции, направленные на финансирование терроризма, в настоящий момент находятся под тщательным контролем (недвижимость, киноиндустрия, азартные игры), лица, связанные с террористическим сообществом, устремились к направлениям, практически не урегулированным в плане противодействия финансированию терроризма.

В индустрии видеоигр, особенно на рынке многопользовательских онлайн-игр, в последние годы наблюдается всплеск преступной активности из-за нерегулируемого статуса национальными и международными организациями. Лёгкость перевода внутриигровой валюты и высокая загруженность платформ, позволяют преступным транзакциям теряться в миллиардах операций.

Выделяются два наиболее распространённых типа внутриигровых валют:

  1. Конвертируемая внутриигровая валюта – игроки имеют возможность обменять реальные фиатные деньги на игровую валюту, а затем обратно.
  2. Валюты имеют изменяющийся обменный курс и специальные платформы обмена. Неконвертируемые внутриигровые валюты – игроки могут обменивать реальные фиатные деньги на игровую валюту, без возможности обратного обмена.

Неконвертируемая валюта может быть использована только в игре для покупки внутриигровых предметов.

Стоит отметить, что ФАТФ еще в 2014 году в своем докладе о «виртуальных валютах» указала на вероятность появления «черных рынков» для продажи конвертируемой внутриигровой валюты.

Однако несмотря на известность «схем», направленных на финансирование терроризма посредством игровых методов, должного правового регулирования в настоящий момент не разработано.

Мировому сообществу требуется более детальная проработка данного трансграничного вопроса для решения существующих проблем в данной сфере.